INNOV.RU | Информационный портал 

Иннов: электронный научный журнал
 

Пространственные аспекты инновационного процесса (на примере стран Северной Европы)

Spatial aspects of the innovative process (on the example of Northern European countries)



УДК 332.05

29.03.17 13:12
2622

Выходные сведения: Шалденкова Т. Ю. Пространственные аспекты инновационного процесса (на примере стран Северной Европы) // Иннов: электронный научный журнал, 2017. №1 (30). URL: http://www.innov.ru/science/economy/prostranstvennye-aspekty-innovatsio/

Авторы:
Шалденкова Т. Ю.
к.э.н., доцент кафедры «Европейские исследования», факультет международных отношений, ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Российская Федерация (199034 Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская набережная, 7/9),
e-mail: t_shaldenkova80@mail.ru

Authors:
Shaldenkova T. Y.
Ph.D., assistant professor of the dept. " European Investigations", the Faculty of International Relations, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education Saint-Petersburg State University, Saint-Petersburg, Russian Federation (199034, Russia, Saint-Petersburg, University embankment, 7/9),
e-mail: t_shaldenkova80@mail.ru

Ключевые слова: инновационный процесс, экономическое развитие, пространственная организация экономики, Северная Европа

Keyword: innovative process, economic development, spatial organization of economy, Northern Europe

Аннотация: Статья посвящена выявлению пространственно-временных закономерностей инновационного процесса и их реализации в регионе Северной Европы.

На уровне макрорегиона проведена пространственная дифференциация стран с использованием данных аналитического отчёта ЕС «Европейское инновационное табло». Опережающее инновационное развитие Швеции, Дании, Финляндии обусловлено их интеграцией в мирохозяйственные связи в наукоемком производстве, комплексным использованием новейших и традиционных технологий, высокой долей государственного участия в экономике, созданием национальных инновационных систем (НИС). Результаты государственной политики содействия инновационному процессу соответствуют положениям теории Н. Кондратьева о влиянии внедрения нововведений на формирование интенсивных стадий экономического развития.

На межотраслевом уровне, функционирование датско-шведского кластера в регионе Эресунн подтверждает теоретические выводы А. Маршалла о преимуществах кластерного размещения инноваций, ведущего к возникновению эффекта синергии от совместного размещения и взаимодействия материальных и нематериальных отраслей экономики. К основным факторам формирования кластера в регионе относятся его выгодное географическое положение, реализация инфраструктурного проекта, высокий инновационный потенциал.

На межфирменном уровне, изучение инновационного процесса развития компании Технополис подтверждает дедуктивные гипотезы Г. Менша и М. Хирооки о наибольшей восприимчивости экономики к инновациям в периоды депрессии. В свою очередь, локализация компании соответствует выводам авторов теории «окон возможностей размещения» о первичной свободе размещения инноваций. В данном случае, негативное действие фактора экономико-географического положения было нивелировано созданием инновационной системы, основанной на переплетении личных и деловых связей людей, участвующих в создании и развитии новых технологий.

Практическая значимость исследования для экономики России связана с возможностью их применения в управлении территориально-отраслевыми системами.

Annotation: The objective of the article was the complex study of static and dynamic aspects of the innovation development cycle. In the theoretical part of the study the main issue was to reveal spatial and chronological objective laws of the innovation process. In the empirical part of the study the main concern was revealing of the theories’ implementation in the region of Northern Europe.

The data, represented in the analytical report of the EU "European innovation scoreboard", has indicated the leading innovative development of Sweden, Denmark and Finland at the macro-regional level. The results of the state innovation policy coincide with the provisions of the Kondratieff’s theory concerning the impact of innovations on the formation of the intensive stages of economic development.

The study of the Danish-Swedish cluster in the Oresund region confirms the theoretical conclusions of A. Marshall about the benefits from the clustered location of innovations, resulting in the synergetic effect from co-location at the inter-industry level.

At the inter-firm level, the review of innovative development of the company Technopolis proves the deductive hypothesis of G. Mensch and M. Hirooka about the receptivity of the economy to innovations in the periods of depression. In turn, the localization of company adjusts the insights of the " Windows of Locational Opportunity " theory.

The recommendations made as a result of this study can be implemented in the elaboration of the integrated approach to socio-economic, innovation and territorial development of Russia.


Пространственные аспекты инновационного процесса (на примере стран Северной Европы)

Введение

Актуальность изучения инновационного процесса с точки зрения управления народным хозяйством обусловлена влиянием нововведений на цикличность экономического развития. Сегодня, в условиях низких темпов экономического роста в ведущих развитых странах, а также ряде развивающихся экономик, в том числе, России, возрастает необходимость анализа механизмов воздействия на экономическую динамику. Неравномерность мирового и регионального развития усиливает интерес к роли пространственного фактора в экономике.

Инновация может быть определена как результат труда, итог эволюционного развития научного открытия или технического изобретения, создания на этой основе нового продукта и его коммерциализации. В основе инновации находится научное знание, но только знание, воплощенное в коммерческий продукт становится инновацией. Более широкая трактовка инноваций включает новые направления хозяйственной деятельности. Исходя из прохождения инновацией определённых стадий развития, инновационный процесс можно определить  как цикл, включающий  зарождение нововведений, их хозяйственную реализацию, распространение с последующим насыщением рынка.

Отечественными экономистами выделяются следующие факторы инновационного процесса: человеческий фактор, материальная база исследований, финансирование, организация, информационное обслуживание. Первые три фактора трактуются как структурные и находятся в тесном количественно-качественном взаимодействии. Последние два фактора – как функциональные, связанные с обслуживанием участников инновационного процесса [1, с. 311].

Тем не менее, анализ инновационного процесса как неотъемлемой части экономического развития представляется неполным без учёта его пространственных характеристик. Выдающийся немецкий экономист первой половины ХХ в., А. Лёш писал:

«Не существовало бы понятия о развитии, если бы все события совершались в одно и то же время. Точно так же не было бы понятия о своеобразии, если бы все концентрировалось в одном и том же месте. Лишь пространственный фактор порождает специфические особенности, получающие дальнейшее развитие во времени» [2, с. 634].

В связи с этим, целью исследования является выявление пространственно-временных закономерностей инновационного процесса и их  реализации в регионе Северной Европы.

Для достижения поставленной цели, решаются следующие задачи:

- исследование вопросов динамики и размещения инновационного процесса в теориях экономического развития и пространственной организации экономики;

- характеристика роли нововведений в формировании длинных экономических циклов Н. Д. Кондратьева;

- анализ практических аспектов размещения инноваций на макрорегиональном, межотраслевом и межфирменном уровне в Северной Европе.

Материалы и методы

Теоретическую основу исследования составили труды Н. Д. Кондратьева,   Й. Шумпетера, Э. Мэнсфилда, М. Хирооки, Г. Менша, посвящённые вопросам цикличности экономического развития, а также исследования пространственной организации хозяйства Т. Хагерстранда и  А. Маршалла. Эмпирическая база исследования представлена данными аналитического отчёта Европейского союза «Европейское инновационное табло» (European Innovation Scoreboard) за 2016 год, а также экономическими  показателями функционирования сети технопарков Технополис (Technopolis), размещёнными на сайте компании ( http://www.technopolis.fi).

В работе были применены общенаучные методы дедукции, анализа и синтеза, системного подхода, исторический и логический методы, а также специализированные методы построения типологических группировок, регионального подхода, пространственного позиционирования.

Исследовательская часть

Категории пространства и времени играют важную роль в осмыслении экономической теории во взаимосвязи с философией. Обобщая различные философские представления, пространство можно определить как порядок существования, а время — как порядок следования событий и последовательность. Категории пространства и времени неразрывно связаны. Пространство не может развиваться статично в силу изменчивости условий, определяющих особенности его функционирования. Взаимодействие статико-пространственного и динамико-временного аспектов воспроизводства отражается в процессах экономического развития и экономического роста.

Инновационный процесс, понимаемый как цикл развития инновации, является неотъемлемой частью экономического развития. Экономическое развитие можно определить как многофакторный, динамический процесс, включающий такие элементы, как экономический рост, структурные сдвиги в экономике, совершенствование производительных сил, качества жизни населения. Развитие происходит через точки разрыва, характеризующиеся качественным скачком, что отличает его от постепенного и непрерывного накопления количественных изменений. В литературе развитие описывается как фактор совершенствования современной цивилизации, как результат прогресса и как сам процесс целенаправленного, прогрессивного изменения состава, взаиморасположения и взаимодействия элементов, уровня и качества функционирования производственной системы. Динамические характеристики и устойчивость данной системы обусловлены цикличностью развития [3; 4; 5].

Ключевое место в определении долгосрочной динамики мирового хозяйства и положения различных стран на временной шкале развития занимает теория больших циклов — «длинных волн» Н. Д. Кондратьева, разработанная в 1922–1928 гг. [6]. Согласно Кондратьеву, «длинные волны» продолжительностью 40–50 лет эндогенны, внутренне присущи капиталистическому хозяйству, из чего следует его саморегулирование. Отдельные фазы цикла являются закономерными стадиями развития, к которым следует приспосабливаться, не исключая воздействия на экономику и государственного регулирования.  Как правило, выделяются следующие  циклы: 1 цикл — с 1803 до 1841-43 гг.; 2 цикл — с 1844-51 до 1890-96 гг.; 3 цикл — с 1891-96 до 1945-47 гг.; 4 цикл — с 1945-47 до 1981-83 гг.; 5 цикл — с 1981-83 до ~2018 г. (прогноз); 6 цикл — с ~2018 до ~ 2060 (прогноз), хотя их периодизация отличается для стран с разным уровнем развития.

Причиной «длинных волн», по Кондратьеву, являлась скачкообразная смена «основных капитальных благ». Научно-технический прогресс (НТП) нарушает экономическое равновесие в долгосрочной перспективе и ведет к чередованию эволюционных (экстенсивных) и революционных (интенсивных) стадий развития. Последние связаны с внедрением совокупности базовых нововведений, принципиально меняющих производственную базу, территориально-отраслевую структуру и организационные формы экономики. НТП в рамках данной теории служит не внешним, а внутренним элементом циклического развития, так как определяется не самими нововведениями, а их хозяйственной применимостью. Новая волна формируется по мере достижения максимума экстенсивной фазы. Происходит моральное старение технологий, накопление капитала ведет к относительному его удешевлению, падают ссудный процент и норма прибыли, делая оправданным венчурное инвестирование. На фазе подъема возникают новые предприятия и отрасли, новые продукты. Рост темпов развития ведет к обострению конкуренции за рынки сбыта. На пике цикла исчерпывается дешевый капитал и базовые нововведения, и происходит переход к экстенсивной фазе. Диалектическое единство интенсивных и экстенсивных стадий проявляется также в процессе интенсификации воспроизводства.

Согласно Й. Шумпетеру, инновации генерируют длинные циклы деловой активности, становясь фактором экономического развития.  Когда инновации внедряются в экономику, имеет место так называемый «вихрь созидательного разрушения», подрывающий равновесие прежней экономической системы, вызывающий уход с рынка устаревших технологий и отживших организационных структур, приводящий к появлению новых жизнеспособных отраслей, в результате чего и происходит небывалый рост экономики и благосостояния людей [7].

Проникновение (диффузия) инноваций на рынки было исследовано Э. Мэнсфилдом  и др. исследователями, обратившимися для его описания к логистической функции, график которой показывает нелинейную природу рассматриваемого процесса. Каждая траектория диффузии достигает уровня насыщения в пределах конечного отрезка времени, представляющего жизненный цикл нововведения который в наше время длится порядка 25–30 лет до момента достижения рынком состояния зрелости [8].

Диффузия инноваций имеет логистическую траекторию только при благоприятных экономических условиях. На фазе застоя диффузия подавляется и отклоняется от первоначальной  траектории и возвращается к ней вновь на фазе подъема. Из нелинейной природы инноваций следует их самоорганизация, благодаря которой инновации действуют, как правило, группами, образуя «кластеры». Взаимное усиление инноваций  внутри одного кластера продуцирует синергетический эффект, ведущий к мощному кумулятивному росту экономики. Кластеры базисных технологий способствуют появлению новых отраслей, формируя стадию подъёма длинного цикла. Совокупность таких кластеров образует технологический уклад.   

М. Хироока  установил, что диффузия инноваций имеет каскадную структуру, состоящую из трех логистических траекторий (технологической, разработки и диффузии), отстоящих друг от друга на определенный фиксированный промежуток времени.  Технологическая траектория длится около 25–30 лет, начиная с какого-либо значительного открытия. Траектория разработки представлена инновационными продуктами, полученными на основе указанных данных технологий. На этой траектории  осуществляется передача технологических знаний от академических институтов промышленности и возникают венчурные предприятия. Наиболее благоприятный период для их создания - начальные 10–15 лет первой половины траектории разработки. Траектория диффузии (проникновения нововведений на рынок) начинается после окончания этого периода, что совпадает с завершением технологической траектории и длится  25–30 лет до насыщения рынка.   М. Хироока доказал существование тесной корреляции диффузии инноваций и больших циклов Кондратьева и подтвердил, что кластер инноваций формируется  вдоль подъема большого цикла [9].  Г. Менш  полагал, что депрессия запускает инновационный процесс, который является неравномерным, циклическим и  заканчивается образованием кластеров инноваций в процессе диффузии [10].

В целом, рассмотренные теории отражают волнообразный характер диффузии нововведений и  восприимчивость экономики к инновациям в периоды депрессии, что приближает их к теории больших циклов Н.Д. Кондратьева. Тем не менее, за кадром исследования остаются  пространственные аспекты инновационного процесса, связанные с характеристиками экономического пространства, принципами и факторами размещения производительных сил.

Понятие экономического пространства охватывает хозяйственные процессы, протекающие на определённой территории под влиянием экономико-географических условий и факторов. Важнейшими характеристиками экономического пространства являются плотность, размещение, связанность, расстояние между элементами. Принципы размещения включают приближение производства к сырьевым, либо трудовым ресурсам, районам потребления или другим производствам; первоочередное освоение и комплексное использование наиболее эффективных видов ресурсов; использование выгод территориального разделения труда; сокращения потерь труда в процессе производства и обращения. Факторы размещения представлены совокупностью социально-экономических причин, обусловливающих размещение объекта.

В основе теории инновационного размещения лежат труды А. Маршалла, рассматривавшего данный процесс сквозь призму комплексов (индустриальных районов, кластеров), представляющих собой сосредоточение малых фирм одной отрасли промышленности в конкретном промышленном районе [11]. Согласно теории Маршалла, одним из свойств кластеров является перелив знаний (knowledge spillovers) -  быстрое распространение идей между фирмами в промышленных районах. Поэтому кластеры могут использоваться в качестве «места» размещения инноваций и инновационного бизнеса. К тому же, концентрация производств, технологий, инноваций в одном месте способствует развитию специфической формы соревновательной кооперации, со – конкуренции, стимулирующей развитие инноваций и новых технологий.

Пространственно - временные аспекты инновационного процесса были рассмотрены Т. Хагерстрандом, который в 1953 г. выдвинул теорию диффузии инноваций, предполагающей  их распространение, рассеивание по территории. Т. Хагерстранд выделяет три типа диффузии: диффузия расширения (инновация равномерно распространяется по всем направлениям от точки возникновения), диффузия перемещения (распространение в определенном направлении) и смешанный тип. Одна генерация инноваций имеет четыре стадии: возникновение, диффузию, накопление и насыщение [12].

Современные исследователи отмечают, что инновационный бизнес достигает свободы размещения,  благодаря своим особенностям и динамике развития [13, С. 7-81]. Эти отрасли обладают повышенными возможностями размещения из-за высокой нормы прибыли, которая позволяет им привлекать ресурсы и рабочую силу. На ранних фазах развития (или возобновления) определенные материалы, комплектующие, и оборудование часто должны быть принципиально новыми и производятся на месте, хотя могут быть найдены и отдаленные поставщики, которые начинают специализироваться на потребностях данной промышленности. Применительно к рабочей силе, необходимые навыки, вероятно, будут настолько новы, что они могут быть приобретены только в практическом опыте и обучении по месту работы. Новая или возобновленная отрасль промышленности еще не обременена значительными инвестициями в крупномасштабное производство. Периоды расширенной свободы размещения называют окнами возможности размещения [13]. При этом инновационный товар характеризуется конкурентными преимуществами, высокой прибылью и ростом.

Результаты исследования

Переходя к исследованию пространственных аспектов инновационного процесса в странах Северной Европы, отметим,  что они проявляются на разных уровнях территориально-отраслевой иерархии экономики.

На уровне макрорегиона можно проводить пространственную дифференциацию стран с точки зрения принадлежности к инновационному типу развития экономики. Так, европейское инновационное табло, ЕИТ (European Innovation Scoreboard) показывает сравнительную оценку инновационной деятельности  стран Европы. Табло оценивает сильные и слабые стороны национальных инновационных систем.   Другой документ, региональное инновационное табло (Regional Innovation Scoreboard) характеризует инновационное развитие европейских субрегионов по ограниченному числу индикаторов.

ЕИТ выделяет четыре группы по суммарному индексу инноваций: лидеры инноваций, сторонники инноваций, умеренные инноваторы, догоняющие инноваторов. В свою очередь, суммарный индекс объединяет показатели по человеческим ресурсам, исследовательским системам, государственному и частному финансированию, партнёрствам, интеллектуальным активам. На протяжении последних лет, в том числе, в  2016 году, в первую группу входят три североевропейских страны - Швеция, Дания, Финляндия [14]. Несмотря на географическую удаленность от основных торговых путей, сложные природно-климатические условия, невысокую численность и плотность населения, скромные абсолютные значения макроэкономических показателей, эти страны стали ведущим звеном инновационного развития Европы.

Очевидно, что факторы размещения производства на Севере Европы отличаются от таковых для стран Центрального и Южного субрегионов. Возможности экономии на производственных издержках и выхода на обширные рынки сбыта здесь на порядок ниже. Отличительной чертой экономики стран Северной Европы являются высокая степень интеграции в систему мирохозяйственных связей в таких областях, как наукоемкое производство: электроника и средства телекоммуникаций (шведский Ericsson), производство медицинских приборов (компании Polar Electronics и Gambro) и промышленных роботов (ABB), автомобилестроение и аэрокосмическая промышленность (компании SAAB, Volvo, Scania), высокотехнологичное судостроение, фармацевтика (компания Astra) и биотехнологии. Современная специализация стран Северной Европы отличается соединением новейших технологий с традиционными. Характерным примером может послужить шведская компания SAAB, которая адаптирует технологии, используемые в аэрокосмическом комплексе фирмы, к автомобилестроению.

Фактором инновационного развития в регионе стала высокая доля государственного участия в экономике через механизм перераспределения ВВП. В среднем около 30 % ВВП стран Северной Европы перераспределяется через налогообложение и взносы предпринимателей на социальное страхование в пользу трудящихся. Государство, кроме того, стимулирует научно-технический прогресс, почти на 80 % финансируя сферу НИОКР [15, C. 67-96]. Важным фактором развития стали создание национальных инновационных систем (НИС), основанных на объединении в единое целое производителей и потребителей знаний при активной поддержке государства. В связи с формированием глобального рынка с одной стороны, и с продолжающейся экономической интеграцией в рамках ЕС, инновационная политика все больше и больше выходит за рамки национальных государств и обретает трансграничный характер. Все большую роль играет трансграничное сотрудничество, обретающее форму еврорегионов, аккумулирующих капитал, в том числе и в сфере инноваций.

Свыше половины ВВП стран Северной Европы поступает на экспорт. Подобная интеграция региона в систему мирохозяйственных связей усиливает уязвимость Северной Европы от негативного воздействия внешних факторов. В частности, абсолютно все страны региона в 1970–1980-е годы пострадали от структурных кризисов в мировой экономике, испытали на себе циклический спад в мировом производстве и потреблении, но именно в это время начинается усиление инновационной ориентации региона. Негативно отразился на Северной Европе и мировой валютно-финансовый кризис 2007-2009 гг. В ответ на замедление экономического роста, на наднациональном уровне был предпринят ряд инициатив, стимулирующих инновации - программа поддержки кластерного развития Europe-innova, инициатива Директората Европейской Комиссии по предпринимательству и промышленности (Directorate General for Enterprise and Industry), инициатива «Регионы знаний»(Regions of knowledge). Цели данных инициатив - усилить научный потенциал и конкурентоспособность регионов ЕС, создание инновационных кластеров.

На межотраслевом уровне примером кластерного инновационного размещения стал международный датско-шведского кластера в регионе Эресунн. Ключевыми факторами формирования нового Европейского региона Эресунн стало географическое положение (регион расположен на входе в Балтийское море и Северную Европу), реализация инфраструктурного проекта (строительство моста через пролив, соединяющий датскую Зеландию и шведскую Сконе), высокий инновационный потенциал (большое число университетов и научных сотрудников). Отраслями международной специализации региона стали информационные технологии, телекоммуникации, электроника, медицина, биотехнологии, бизнес-услуги производственным предприятиям. Биотехнологические предприятия и научно-исследовательские учреждения региона образовали инновационную сеть «Medicon Valley Academy», включающую исследовательские коллективы, больницы, научные парки, университеты, биотехнологические компании, производителей медицинской техники, фармацевтические фирмы. В результате взаимодействия возникает эффект синергии, повышается качество препаратов, усиливаются позиции на международном рынке.

На межфирменном уровне, ярким примером инновационного размещения  стало создание сети технопарков Технополис (Technopolis), работающих по единым стандартам. Основанная в 1982 году в г. Оулу, в настоящее время Технополис стала быстро растущей и эффективной международной компанией. Основная бизнес - идея предполагает предоставление наилучшего географического расположения компаниям для обеспечения их успешной работы в шести странах Северного региона и Балтии. Компания самостоятельно владеет, развивает и управляет 20 технопарками, предлагающими как бизнес-услуги, так и современные помещения под различные нужды. В 2017 году клиенты Технополис – это более 1700 компаний, работающих в области ИКТ, электроники, биотехнологий, медицинских технологий, технологий для лесной и пищевой промышленности, в которых занято более 49000 человек. Для сравнения, в 2012 г. клиентами являлись 950 компаний, обеспечивающих работой 12 тыс. человек. Компания развивается в странах Балтийского региона и уже представлена в Финляндии, Норвегии, России, Эстонии, Литве и Швеции [16, 17].

В отличие от региона Эресунн, город Оулу отличается периферийным географическим положением на севере Финляндии и в 1960-е годы был депрессивным промышленным регионом. Факторами формирования технопарка в Оулу стали открытие филиала Национального исследовательского технологического центра VTТ и перевод сюда одного из подразделений Nokia — Nokia Electronics, специализировавшееся на беспроводной связи. Важную роль сыграло наличие мощного социального капитала, проявляющееся в формировании неформального сообщества исследователей, предпринимателей и муниципальных чиновников, объединенных общей идеей развития региона и убежденных, что основой этого развития должна стать электронная промышленность и ИКТ. Была создана инновационная система, основанная на переплетении личных и деловых связей людей, участвующих в создании технологического бизнеса и развитии новых технологий. Технологический парк, который в начале своего существования назывался «Технологической деревней» был открыт в Оулу в 1982 году. Для его создания был изучен опыт американских технопарков, а также технопарка Кембриджа, были приглашены зарубежные консультанты.

В основе бизнес-модели Технополис — совместный проект города и бизнеса. Каждая сторона вкладывает в создание технопарка 50 % средств. Ставка была сделана на создание не «оранжерей» для искусственного выращивания компаний, базирующихся на прорывных разработках, а сервис-центров для уже существующего бизнеса и продвигаемых им новых проектов. В результате Технополис, будучи частным коммерческим предприятием, выполняет роль одного из ключевых элементов национальной инновационной системы и реализует эффективную модель управления технопарками [17].

Практическая значимость полученных выводов для экономики России связана с противоречиями отечественного экономического и пространственного развития.

Будучи страной с ключевым геоэкономическим положением на пересечении основных направлений мирохозяйственных связей в треугольнике США – Европа – Дальний Восток, широким природно-ресурсным и научным потенциалом, Россия отстаёт от лидеров мировой экономики по многим характеристикам уровня экономического развития. В 2015 году ВВП по ППС на душу населения составил около 25 000 долларов, составив 44 % от уровня США и 65 % от уровня ЕС. Доля высокотехнологичного экспорта в товарной структуре экспорта России не превышает 3 %, хотя несомненны сильные позиции  на определённых сегментах мирового технологического рынка, в том числе, в атомной энергетике [18, Pp. 21-25].

Оценка европейского опыта и теоретических исследований длинных экономических циклов позволяет вывод о наличии возможности перехода экономически подготовленных развивающихся стран в разряд развитых путем освоения нового кластера базисных технологий. Затруднения в практической реализации правительственных инициатив инновационного развития, в том числе, в рамках Концепции 2020 [19], сужают возможности экономического роста в России на грядущей повышательной стадии шестого цикла Кондратьева.

В условиях спада, естественная неоднородность экономического пространства России усугубляется тревожными тенденциями его дезинтеграции и дивергенции, грозящими привести к распаду или пространственному сжатию страны. В связи с этим, правительством ведётся подготовка принципиально нового для России типа документа, сочетающего в себе подходы стратегического и территориального планирования, Стратегии пространственного развития Российской Федерации [20]. Стратегия призвана стать «проекцией» социально-экономических приоритетов развития на территорию, оценить сложившуюся систему расселения в Российской Федерации, дать предложения по ее гармонизации, в том числе, в области территориального размещения национальных технологических платформ. 

Выводы

Анализ размещения инноваций в Северной Европе позволяет сделать следующие выводы. На макрорегиональном уровне, размещение инноваций в регионе определяет характер его экономического развития. Факторами инновационного размещения стали высокая степень интеграции в систему мирохозяйственных связей в наукоемком производстве, соединение новейших технологий с традиционными, высокая доля государственного участия в экономике, создание национальных инновационных систем (НИС). Даже такие неблагоприятные факторы, как сложные природно-климатические условия и недостатки экономико-географического положения (ЭГП), экономические кризисы способствовали разработке и внедрению инноваций.  

Изучение опыта североевропейского опыта показывает, что успех государственной инновационной политики зависит от способности правительства содействовать инновационному процессу в зависимости от стадий экономического цикла. Это подтверждается и началом формирования инновационной экономики региона на стадии экономического спада 1970-80 е гг., и  запуском ряда наднациональных инициатив инновационного развития в ответ на экономический кризис 2007-2009 гг.

На межотраслевом уровне, функционирование датско-шведский кластера в регионе Эресунн, подтверждает теоретические выводы А. Маршалла о преимуществах кластерного размещения инноваций, ведущего к возникновению эффекта синергии от совместного размещения и взаимодействия материальных и нематериальных отраслей экономики. К основным фактором формирования кластера в регионе относятся  его выгодное географическое положение, реализация инфраструктурного проекта, высокий инновационный потенциал.

На межфирменном уровне, изучение инновационного процесса развития компании Технополис, предыстория которой начинается на нисходящей стадии четвёртого цикла Кондратьева, подтверждает дедуктивные гипотезы Г. Менша и М. Хирооки о наибольшей восприимчивости экономики к инновациям в периоды депрессии. В свою очередь, первоначальная локализация компании соответствует теоретическим выводам Дж. Даннинга и-удалить авторов теории «окон возможностей размещения» о первичной свободе размещения инноваций. В данном случае, негативное действие фактора ЭГП было нивелировано созданием инновационной системы, основанной на переплетении личных и деловых связей людей, участвующих в создании и развитии новых технологий.

С точки зрения практической значимости для экономики России, результаты данного исследования могут быть использованы в рамках формирования комплексного подхода к управлению территориально-отраслевыми системами.



Библиографический список


1. Современная экономическая политика России / под ред. Алпатова Г. Е. Москва: Экономика, 2011.
2. Лёш А. Пространственная организация хозяйства / М.: Наука, 2007.
3. Андросов Д.В., Головин А.А. Измерение и факторы экономического роста // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2010. Т. 4. № 4.
4. Четвертакова В., Четвертаков И. Экономический рост и развитие // Экономист. 2008.
5. Геополитика / под ред. С. М. Виноградовой. – М.: Юрайт, 2016
6. Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М.: Экономика, 2002.
7. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс. 1982.
8. Мэнсфилд Э. Экономика научно-технического прогресса. М.: Прогресс. 1970.
9. Hirooka M. Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective. Chelten¬ham, UK – Northampton, MA: Edward Elgar, 2006.
10. Mensch G. Stalemate in Technology – Innovations Overcome the Depression. New York, NY: Ballinger, 1979.
11. Marshall A. Industry and Trade. London: Macmillan. 1919.
12. Hägerstrand.T. Innovation diffusion as a spatial process. C.W.K Gleerup, Lund, Sweden.1967.
13. Regions, Globalization, and the Knowledge-Based Economy. J.H. Dunning (Ed). Oxford University Press. 2002.
14. http://ec.europa.eu/growth/industry/innovation/facts-figures/scoreboards/index_en.htm
15. Северная Европа: регион нового развития / под ред. Дерябина Ю.С., Антюшиной Н.М. М., 2008.
16. http://www.technopolis.fi
17. Huuskonen Р. Case Technopolis. Skolkovo Summit of Innovation Economy. Creators. Moscow, 17–20.04.2012 // http://www.slideshare.net/RAbook/mr-pertti-huuskonen-case-technopolis-skolkovo-summit-of-innovation-economy-creators
18. Kuhrt, Natasha and Valentina Feklyunina (2017) (eds) Assessing Russia’s Power: A Report (King’s College London and Newcastle University).
19. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации 17 ноября 2008 г. № 1662-р. // http: government.consultant.ru
20. Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ "О стратегическом планировании в Российской Федерации" // http: economy.gov.ru


References


1. Sovremennaja jekonomicheskaja politika Rossii / pod red. Alpatova G. E. Moskva: Jekonomika, 2011.
2. Ljosh A. Prostranstvennaja organizacija hozjajstva / M.: Nauka, 2007.
3. Androsov D.V., Golovin A.A. Izmerenie i faktory jekonomicheskogo rosta // Vestnik Kurskoj gosudarstvennoj sel'skohozjajstvennoj akademii. 2010. T. 4. № 4.
4. Chetvertakova V., Chetvertakov I. Jekonomicheskij rost i razvitie // Jekonomist. 2008.
5. Geopolitika / pod red. S. M. Vinogradovoj. – M.: Jurajt, 2016
6. Kondrat'ev N.D. Bol'shie cikly kon#junktury i teorija predvidenija. M.: Jekonomika, 2002.
7. Shumpeter J. Teorija jekonomicheskogo razvitija. M.: Progress. 1982.
8. Mjensfild Je. Jekonomika nauchno-tehnicheskogo progressa. M.: Progress. 1970.
9. Hirooka M. Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective. Chelten¬ham, UK – Northampton, MA: Edward Elgar, 2006.
10. Mensch G. Stalemate in Technology – Innovations Overcome the Depression. New York, NY: Ballinger, 1979.
11. Marshall A. Industry and Trade. London: Macmillan. 1919.
12. Hägerstrand.T. Innovation diffusion as a spatial process. C.W.K Gleerup, Lund, Sweden.1967.
13. Regions, Globalization, and the Knowledge-Based Economy. J.H. Dunning (Ed). Oxford University Press. 2002.
14. http://ec.europa.eu/growth/industry/innovation/facts-figures/scoreboards/index_en.htm
15. Severnaja Evropa: region novogo razvitija / pod red. Derjabina Ju.S., Antjushinoj N.M. M., 2008.
16. http://www.technopolis.fi
17. Huuskonen Р. Case Technopolis. Skolkovo Summit of Innovation Economy. Creators. Moscow, 17–20.04.2012 // http://www.slideshare.net/RAbook/mr-pertti-huuskonen-case-technopolis-skolkovo-summit-of-innovation-economy-creators
18. Kuhrt, Natasha and Valentina Feklyunina (2017) (eds) Assessing Russia’s Power: A Report (King’s College London and Newcastle University).
19. Koncepcija dolgosrochnogo social'no-jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2020 goda. Utverzhdena rasporjazheniem Pravitel'stva Rossijskoj Federacii 17 nojabrja 2008 g. № 1662-r. // http: government.consultant.ru
20. Federal'nyj zakon ot 28 ijunja 2014 g. № 172-FZ "O strategicheskom planirovanii v Rossijskoj Federacii" // http: economy.gov.ru


  Яндекс.ВиджетINNOV

архив: 2013  2012  2011  1999-2011 новости ИТ гость портала 2013 тема недели 2013 поздравления